Поиск “стрелочников в лампасах” – украинское наследие совка …

Далеко не каждое боевое распоряжение, даже если в результате были потери, является «преступным приказом»…

«Отправляясь в поход, приказал Тамерлан каждому воину оставить у дороги камень. И вырос курган. И был огонь! И была победа! И возвращались они, и поднимали камни свои. Но остались камни. И последним шёл Тамерлан. И поднимал он тяжёлые камни. И говорил с ними, вспоминая их имена».

Одним из главных порочных принципов, на котором была построена Советская армия, был принцип единоначалия.

Согласно уставам СССР единоначалие толковалось как «… принцип военного руководства, при котором командиры (начальники) наделены всей полнотой распорядительной власти по отношению к подчинённым, несут полную ответственность за все стороны жизни и деятельности войск. Выражается в праве командира единолично принимать решения, отдавать приказы, распоряжения, обеспечивать их выполнение».

В теории звучит конечно красиво. На практике же «право командира единолично принимать решения» – не более чем фигура речи. Любой советский командир, от офицера до маршала фактически был слепым исполнителем передающихся сверху вниз приказов, распоряжений и директив, не имея возможности их оспорить или же скорректировать. Вместе с тем, за любое нарушение дисциплинарный проступок, происшествие и несчастный случай, вне зависимости от истинных объективных причин, в первую очередь нес ответственность командир.

Такая система была очень удобна коммкнистической партии . Так как априори во всем что бы не случилось в роте, полку, дивизии, командир соответствующего масштабности ЧП уровня автоматически признавался виноватым. Эподобный подход позволял быстро «доложить наверх» о реагировании на ЧП и не тратить время на создание серьезных комиссий, которые бы выясняли объективную степень вины каждого и позволяли проанализировать, затем и устранить источник проблемы.

Результатом многолетнего использования такого извращенного «принципа единоначалия» стало то, что командиры, которых наказывали при любом ЧП стали массово укрывать происшествия. Сама же система наказания командира за любой «залет» его подчиненных превратилась с систему сведения политических счетов и расправ в карьерных войнах.

Дедовщина, процветание активных бездельников, которые блестяще умеют «работать на доклад», всячески избегая при этом любой ответственности, полный развал дисциплины и неуправляемость войск, фольклорная «армейская тупость» — вот к чему привел этот насаждаемый порочный принцип.

В армиях западных государств управление построено иначе. Командир отвечает только за выполнение боевой задачи. Психологическое состояние подчиненных, их снабжение, поддержание дисциплины и медобслуживание — задача не командира , а соответствующих служб. Нарушитель дисциплины просто «сдается» в руки военной полиции, которая обязана его либо «перевоспитать», либо убрать из армии. Командир отвечает только за свои непосредственные действия. И в случае ЧП назначается комиссия, которая производит объективный профессиональный разбор.

Так должно быть и в Вооруженных Силах Украины. Комбриг не может и не должен быть наказан за то, что дав его бойца сбегали в магазин за водкой, нажрались и перестреляли полвзвода, заступив в караул. Потому что не он на службу принимал алкоголиков. Не он должен был заниматься их психологическим состоянием и следить за тем, как они проводят свободное от службы время. Не он в этот момент охранял оружейку и принимал решение о выдаче боевого оружия аватарам.

Но накажут, как обычно, комбрига …

На войне принцип «ограниченной власти при неограниченной ответственности» приводит к еще более печальным последствиям чем в тылу. Как ни крути, но любой боевой командир планируя операцию или бой закладывает в план боевые потери. То есть направляет людей на верную смерть. Это специфика профессии, тяжелый моральный груз, который далеко не каждый человек может вынести. И не каждый выносит. И стремление наказывать не разбираясь лишает командиров и начальников элементарной инициативы, без которой невозможна победа. Никто не станет рисковать, зная что что бы ни случилось — все равно отстранят и накажут вне зависимости от степери реальной вины. Потому что «система так работает»…

К сожалению советский принцип «единоначалие ответственности» перешел и в Украинскую армию и даже смог сохраниться в условиях гибридной войны. В условиях неконтролируемых и некомпетентных СМИ проще всего обвинить в любом происшествии старших начальников, имена которых на слуху. Не нужно думать, анализировать, проводить долгие тщательне расследования». Гораздо проще, что бы не случилось, писать «во всем виноват начальник Генерального Штаба» , потрафив неискушенному в военных делах читателю, которые не понимает, что далеко не каждое боевое распоряжение, даже если в результате были потери, является «преступным приказом»…

В падении сбитого самолета, взрывах на артскладах, массовых потерях солдат в глазах обывателя виноваты всегда генералы. Это к сожалению пока еще наша ментальность. Будем надеяться, что по мере интеграции Украины в североатлантический альянс изменится как сама армия, где до сих пор активно практикуют «наказание непричастных», как огня боясь реальных реформ, так и общество, которое при помощи честных и профессиональных СМИ станет лучше разбираться в реалиях и механизмах необъявленной гибридной войны»

Максим Дробязко

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *